Я смотрю на протянутые мне подружкой ложки и не верю, что они наши.
Те были страшные и тёмные, а эти блестели на солнце своей серебристой белизной.
Чтобы варить карамельки из сахара, я специально брала самые страшные ложки из выдвижного шкафчика на кухне. Потому что леденцы вместе с ложками я раздавала друзьям во дворе или, после слизывания с ложки карамельки, просто выбрасывала. После карамелеварения на газовой конфорке ложки становились окончательно неэстетичными. И никуда не годными, с моей точки зрения.
— Это не мои ложки! — упираюсь я.
— Твои-твои! Бабушка их просто почистила и велела отдать тебе, сказала, что они дорогие.
Судорожно соображаю, что буду объяснять маме, если принесу их домой. Даже если я их тихо засуну обратно в шкафчик, она всё равно непременно заметит их цветовое превращение. И тогда уже точно заметит исчезновение остальных. Лучше вообще не брать.
— Неееее, не мои!

Я совершенно не помню, как отреагировала моя мама на то, что я своей страстью к сладкому изничтожила практически весь старинный набор мельхиоровых ложек (вилки с ножами я, к счастью, не трогала).
Хорошо, что в нашем доме никогда не водилось столовое серебро.

Хожу сегодня по квартире, как сахарный наркоман — ищу сладкое. Вот прямо как в детстве. В пятый раз заглядываю в холодильник, мучаюсь: чтобы такого сварганить сладенького?
И тут натыкаюсь на карамельки на палочке.
Николька вчера с подружкой варила карамель и заботливо отложила нам с папой по карамельке. Нынешние дети поумнее нас будут. Нашли рецепт с помощью гугла, разлили по силиконовым формочкам, вставили палочки. Цивилизованно!

Засовываю за щёку чупа-чусик (как назвала карамельку Оливка) и вспоминаю вкус детства.
В детстве правда эти карамельки отдавали ещё и привкусом мельхиоровых ложек….